Мы, иркутяне
  • «Государство развития»: опыт опережающего рецензирования

    Едва успели улечься страсти внимательных и благодарных читателей по поводу книги супруги губернатора Иркутской области с простеньким супружеско-политическим названием «Замужем за губернатором Иркутской области», как стало известно, что в конце месяца жадная до интеллектуальных новинок публика получит возможность насладиться книгой самого губернатора. Сразу скажу, что книга не будет называться как-нибудь вроде «Муж жены губернатора Иркутской области». Книга не будет исполнена в жанре «Зайка моя», который открыл в свое время несравненный Филипп Киркоров. Помните, наверное: «Я для тебя сверну горы, ты Пугачева, но я ведь Киркоров! Зайка моя!» Вот, что, собственно, известно о неотвратимо надвигающемся шедевре: «… отвечая на вопрос журналиста о книге супруги главы региона Натальи Левченко, губернатор сообщил, что в конце этого месяца выйдет и его книга «Государство развития». В ней будет обобщен опыт Иркутской области в сфере государственного планирования».

Мнения и сомнения
Блоги
  • Только хорошие новости: чистые берега Байкала, кость динозавра и выставка Регины Присяжниковой

    Всегда очень радует, когда помощь подоспевает оттуда, откуда её не ждешь. Вот, скажем, летом поднимаешься в крутую гору с ребенком и коляской, и вдруг рядом останавливается машина, водитель открывает дверь и говорит: «Садитесь, подвезу!». И ты, немного смутившийся, конечно, садишься, ведь сил толкать перед собой коляску уже нет. И вот две минуты с ветерком – и уже дома. Или, скажем, когда все лето ищешь идеального парикмахера, а он приходит сам к тебе домой и делает тебе потрясающую стрижку. А все потому, что твоя любимая племянница окончила курсы стрижки и теперь тебе точно можно не ходить по салонам. Или, скажем, нужно заменить в ванне кран. Ты уже настраиваешься на вызов сантехника, прикидываешь, сколько он запросит за свои услуги (а берут сейчас все эти специалисты немало), а вдруг приезжает брат и делает все сам на раз-два. А потом идешь в поликлинику, просто взять справку в бассейн. Внутренне ожесточаешься, ведь общение с врачами – это по большему счету всегда столкновение с хамством и бесцеремонностью. Но люди в белом оказываются такими душками: и примут с улыбкой, и слово доброе скажут, да и очереди к ним в кабинет не окажется. Разве не прекрасно? Вот такие у меня на этой неделе были маленькие радости. Уверена, что и у вас без них не обошлось. А теперь расскажем о хороших новостях из нашего края.

За чем следит налоговая: эксперты рассказали о контроле над переводами денег с карты на карту

Елена Великова, Владимир Климанов, Polit.ru   
07.01.2019 09:48

На фоне развития систем перевода денег с карты на карту активно распространяются слухи, что они попадут в поле пристального внимания налоговой службы.

Компания Visa готовит к запуску в России систему переводов с карты на карту по номеру телефону получателя. В проекте участвуют четыре банка: ВТБ, «Русский стандарт», «Тинькофф банк» и «Хоум кредит», сообщают «Ведомости» со ссылкой на генерального директора Visa в России Екатерину Петелину. Подобные системы уже существуют у Сбербанка и Mastercard, кроме того, в тестовом режиме работает система быстрых платежей от Банка России.

На фоне развития систем перевода денег с карты на карту активно распространяются слухи, что они попадут в поле пристального внимания налоговой службы. Не секрет, что многие репетиторы, няни, сиделки, парикмахеры, дизайнеры и другие фрилансеры получают плату за свои услуги именно переводом с карты на карту. В связи с повышением НДС и общим ощущением, что государство намерено увеличивать собираемость налогов, слухи о том, что налоговая начнет активно проверять переводы и начислять на них налоги, распространялись со скоростью света.

27 июня 2018 года налоговая выпустила письмо «О порядке применения положений Налогового кодекса Российской Федерации», в котором заявила, что «перевод от физического лица безвозмездно на счет другого физического лица вне зависимости от суммы такого перевода не облагается налогом на доходы физических лиц». Вместе с тем, в этом же письме указывается, что «средства, поступившие на счет физического лица в качестве оплаты товаров, услуг, вознаграждения за трудовые обязанности или по договорам гражданско-правового характера, признаются доходом такого физического лица, подлежащим обложению налогом на доходы физических лиц в установленном порядке».

Таким образом, в настоящий момент поступление на счет с карты другого физического лица не является основанием для начисления налога. Однако в том случае, если налоговой удастся доказать, что перевод является платой за товары или услуги, на поступившие средства может быть начислен налог. Довольно показательна в этом плане история «домашнего кондитера» из Твери. Сотрудники налоговой заказали торты у человека, который пек их дома и продавал их через Интернет. После чего потребовали предоставить налоговую декларацию за последние два года. В данном случае «домашний кондитер» согласился на требования налоговой. В то же время специалисты отмечают, что даже попавший в такую ситуацию человек может утверждать, что торт, на котором его поймали, был первым проданным в его жизни и он как честный человек планирует в конце года подать налоговую декларацию. Доказать обратное налоговой будет непросто.

Своим мнением о балансе между контролем за уплатой налогов и упрощением систем перевода денег поделилась старший научный сотрудник лаборатории развития налоговой системы Научного направления «Макроэкономика и финансы» Института экономической политики имени Е.Т. Гайдара Елена Евгеньевна Великова.

«На мой взгляд, в доступе налоговой к информации о переводах средств нет ничего страшного. Безусловно, необходим контроль за крупными переводами. Счета, движение средств на которых превышает, условно говоря, 10000 долларов, должны контролироваться даже не столько ради сбора налогов, сколько для борьбы с такими серьезными проблемами, как финансирование террористов и отмывание доходов, полученных преступным путем.

Вопрос о контроле за более мелкими переводами, о попытках контролировать доходы физических лиц, которые или вообще не зарегистрировались как налогоплательщики или скрывают реальный размер своих доходов, уже не так однозначен. Даже если не учитывать возможное недовольство общества, возникает необходимость оценить соотношение полученных доходов и административных расходов. Это соотношение, в свою очередь, сильно зависит от технических возможностей налоговой.

Такой контроль можно сравнить с ситуацией с покупками в зарубежных интернет-магазинах. В этой сфере существуют ограничения, после определенной суммы в месяц следует заплатить таможенные пошлины. Однако в реальности технической возможности это контролировать не было, поэтому никто этим не занимался. С развитием «цифровой экономики», которая проникает во все сферы нашей жизни, в том числе и в налоговую, такая возможность появляется.

Доступ налоговой к данным о переводах средств со счета на счет уменьшает административные расходы. Если у налоговой возникнут вопросы по этим переводам, она может обратиться к владельцу счета. Вместе с тем, я не думаю, что это приведет к тому, что налоговая будет обращать внимание на каждый мелкий перевод. Обращаться к налогоплательщику за разъяснением по каждому копеечному переводу просто экономически нецелесообразно».

Своим мнением относительно российской налоговой культуры и перспектив развития налоговой системы поделился эконом-географ, заведующий кафедрой государственного регулирования экономики Института общественных наук (ИОН) РАНХиГС Владимир Викторович Климанов.

«Начать я бы хотел с того, что налоговая культура у нас в целом оставляет желать лучшего, и самосознание граждан в этом отношении, конечно, должно каким-то образом повышаться. Нужно понимать, что уплата налогов – это необходимый элемент жизнедеятельности и государства, и гражданского общества. В этом отношении у нас, конечно, существуют проблемы.

Сейчас создаются различного рода инструменты, которые упрощают переход к легальной деятельности, стимулируют к этому переходу. И «цифровая экономика» в этом вопросе спешит на помощь. Как мне кажется, за последние годы резко сократился теневой сектор, связанный, например, с компаниями-однодневками, с обналичиванием НДС, да и просто с обналичиванием. Во многом это связано с тем, что цифровые технологии дают возможность более качественного контроля за прохождением финансовых операций. И такие действия, как встречные проверки, которые ранее проводились налоговыми инспекторами, становятся уже не нужны, становятся просто избыточными. Думаю, этот процесс будет продолжаться.

Что касается самозанятых, мне кажется, что выбрали слишком длительный переходный период для внедрения новых инструментов. Этот механизм будет 10 лет функционировать в четырех регионах в пилотном режиме. Думаю, что года через три-четыре мы придем к тому, что это будет делаться практически автоматически, уже без всякого пилотного режима. Хотя бы потому, что такие инструменты, как мобильные приложения для уплаты налога, которые сейчас внедряются в пилотном режиме, будут достаточно удобны, чтобы никаких серьезных оснований от них отказываться у самозанятых, у людей, занимающихся индивидуальной трудовой деятельностью, не будет.

Так как все будет к этому стремиться, некоторые действия, которые сейчас предпринимает налоговая служба, кажутся несколько старомодными. Мне кажется, нужно развивать новые технологии, а не стремиться отловить кого-то конкретного, проводя контрольные закупки, чтобы доказать факт уклонения от налогов. Эту задачу надо стремиться решить глобально, а не заниматься какими-то точечными действиями. Нужно, мне кажется, идти по пути использования каких-то более передовых технологий. Тем более что и сам подход налоговой меняется, внедряется риск-ориентированный подход. Все-таки жизнь не стоит на месте, и то, что мы видим сейчас как проявление какой-то активности в дальнейшем будет казаться просто ненужным, избыточным, и от этого произойдет отказ.

Вообще наличие такой дискуссии свидетельствует о незавершенности строительства у нас полноценного гражданского общества и институтов в широком смысле слова. Если бы у нас адекватнее функционировали механизмы, существующие во многих развитых странах, мы бы, наверное, смогли избежать ситуации, когда есть серая масса незанятых людей. Это все-таки, наверное, как ни странно, наследие социалистического прошлого, когда государство берет на себя какие-то избыточные функции, уже давно работающие по-другому в большинстве других государств. И такие ограничения со стороны государства (или наоборот, какие-то действия со стороны государства) тормозят развитие адекватных рыночных инструментов, которые должны работать, но в силу какого-то затянувшегося переходного периода еще не в полной мере оказались запущенными.

Я имею в виду и страхование, в том числе страхование профессиональной ответственности, и возможности снижения административных барьеров при работе с малым бизнесом и индивидуальными предпринимателями, и демократичность разного рода инструментов как таковых. Ведь развитие малого бизнеса и самозанятых во многом стимулируется наличием полноценных демократических институтов, связанных с выборностью, с развитием судебной системы и многих других инструментов, свидетельствующих о зрелости гражданского общества. Мы пока до этой фазы не дошли, и поэтому такие провалы в серую зону случаются».

Polit.ru

 
Впередсмотрящий

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске