Мы, иркутяне
Мнения и сомнения
  • Конституция: поправки в тумане

    Наши власти опасаются любой политизации снизу, поэтому они решили возглавить движение и организовать кратковременную, как майская гроза, встряску сверху.

Блоги
  • Только хорошие новости: новые скверы для Иркутска, спасение туриста на льду и выставка Светланы Шубниковой

    Есть люди, которые всю жизнь живут на одном месте. Они очень любят просто быть дома, изредка выбираются в окрестности родного города, скажем, на дачу или к озеру на шашлыки, игнорируют все предложения посмотреть другие города и страны, отмахиваясь фразой «Да чего я там не видел?». И вроде бы чувствуют себя совершенно довольными жизнью и счастливыми. А есть другие, которым не сидится на месте. Они готовы при любой возможности надевать ботинки, брать рюкзак и бежать куда подальше из дома, как минимум – в лес или горы, как максимум – покорять новые города или даже страны. И они не могут без этого жить, эти поездки для них – как глоток свежего воздуха, без которого невозможно жить, невозможно дышать. И первые часто не понимают вторых, а вторые – первых, но порой бывает так, что встречаются два совершенно разных человека – домосед и путешественник, и понимают, что не могут жить друг без друга. И тут начинается самое интересное: как построить жизнь так, чтобы каждому было комфортно, чтобы никто не скучал и не грустил, оставаясь один в путешествии или отсиживаясь дома вместе с любимым, когда ему никуда не хочется? Конечно, надо искать компромиссы и уступать друг другу. И это, конечно же, про любовь. А о чем еще говорить в День святого Валентина? Только о любви и хороших новостях. Итак, приступим!

Слабый рубль и дешёвая нефть: чего ещё боится экономика России?

Беседовал Александр Желенин, rosbalt.ru   
02.01.2020 11:20

Слабый рубль и дешёвая нефть: чего ещё боится экономика России?

Основные экономические страхи, которые под конец старого и в начале нового года обсуждают не только аналитики, но и многие обычные россияне, уже несколько лет подряд почти не меняются. Прежде всего, людей волнует, что будет с рублем. Не упадет ли национальная валюта так, как это случилось в России в 1998 и в 2014—2015 годах? И, конечно, не грянет ли новый мировой экономический кризис, наподобие того, что разразился в 2008—2009 годах?

О прогнозах на 2020 год обозреватель «Росбалта» поговорил с директором Института стратегического анализа Игорем Николаевым.

— На ваш взгляд, что в 2020 году будет с рублем? Как мы помним, в завершившемся году российская национальная валюта была более-менее стабильна.

— На самом деле, рубль потенциально остается слабой валютой, несмотря на то, что с ним сейчас происходит. То укрепление рубля, которое мы видели в конце 2019 года, конечно, спекулятивное. Люди, используя технологию сarry trade (стратегия получения прибыли на валютном рынке за счет разной величины процентных ставок, — «Росбалт»), просто вкладываются в рубль, зарабатывая значительно больше, чем если бы они оставались в тех же долларах и евро.

Занимаются этим спекулятивные инвесторы. Если что-то их спугнет, они, конечно, снова уйдут. Недаром в последние месяцы доля нерезидентов на российском рынке выросла существенным образом — с 26% до более 32%. Поэтому я продолжаю считать рубль слабой валютой, хотя иногда он и способен демонстрировать укрепление.

— Что может испугать инвесторов?

— Ну, санкционная тема пока никуда не ушла, хотя и возможно, что президентские выборы в США в 2020 году и будут ее отодвигать. А возможно, наоборот, простимулируют. Но в целом, как мне представляется, рубль в 2020 году если и ослабнет, то не обвально. За 70-80 рублей за доллар российская валюта в этом году вряд ли рухнет.

Основные риски в этой части у нас все-таки уходят на 2021 год. Вот тогда ситуация для рубля будет поинтересней…

— Чем опасен именно 2021 год?

— Потому что на этот год, как я сказал, могут уйти санкционные риски. В то же время, в мировой экономике продолжают развиваться и другие тревожные тенденции. Несмотря на периодически появляющиеся сообщения, что США и КНР все-таки замирились, включаются и другие негативные факторы. Впрочем, и в отношениях Америки с Китаем, скорее всего, произойдет некоторое ослабление (противоречий). Как раз где-то на годик, максимум.

— О каких еще рисках для мировой экономики, помимо американо-китайских торговых противоречий, вы говорите?

— Я бы выделил, по меньшей мере, еще два. Первый риск связан с климатом. Потому что угрозу глобального потепления осознают сейчас все больше. А что такое борьба за экологию? Это, в первую очередь, отказ от углеводородов. А значит, снижение спроса на нефть и газ. А это ведь по-прежнему основные товары российского экспорта. Снижение спроса на них — это падение цен. Но мы все понимаем, что такое снижение цен на основные российские экспортные товары… Поэтому климатический фактор, во всяком случае, на этом этапе — негативный как для российской, так и для мировой экономики.

— А второй фактор?

— Растущая социальная напряженность в мире. Такого количества точек социального напряжения в глобальном масштабе давно не было. Причем, на удивление, даже вполне благополучные в экономическом плане страны, как, например, Франция или Чили, демонстрируют социальную нестабильность. Помимо этих двух государств подобное напряжение в ушедшем году демонстрировали и ряд других — Ливан, Иран, Ирак, Гонконг, Индия, Эквадор, Боливия…

Это не весь список и, похоже, такие очаги социальных протестов будут множиться. А социальные протесты ведь тоже тормозят мировую экономику. Так что она в 2020 году будет испытывать серьезные трудности.

Кроме того Россия тоже входит в новый год в таком вялотекущем режиме… Так, что прогноз у меня на 2020 этот год такой - сильно не упадем, но продолжим болтаться около нулевой отметки роста.

— Еще один традиционный вопрос: что будет с ценами на нефть в 2020 году?

— Даже нынешний, относительно высокий, уровень цен на нефть, с учетом даже того, что продолжает действовать соглашение стран ОПЕК и России по сокращению уровня ее добычи, остается в районе 60 долларов за баррель. США, несмотря на всю критику, которая раздается за это в их адрес, продолжают наращивать добычу сланцевой нефти.

Полагаю, что вкупе с фактором снижения спроса на углеводороды, цены на нефть уйдут еще ниже и будут колебаться в диапазоне 50-60 долларов за баррель.

— Недавно «Российская газета» сообщила, что в России в конце 2019 года появилось 3,4 миллионов брокерских счетов с совокупным объемом активов 10,6 триллиона рублей. О чем это говорит и к чему такая тенденция может привести?

— У нас спекулятивная модель экономики. Все хорошо, пока не сформируются финансовые пузыри. С одной стороны, это естественно для капиталистической формы производства, а с другой, последствия подобных тенденций всегда одни и те же — возникшие пузыри лопаются. Так было, так есть и, по всей видимости, так будет.

Вопрос только в том, как долго такие «пузыри» будут формироваться на тех или иных рынках. Но сколько веревочке не виться, конец, как известно, все равно будет…

— Чем вызвано появление такого количества новых частных инвесторов?

— Вызвано это тем, что люди хотят вложиться и заработать. Деньги должны приносить доход. Ничего противоестественного здесь нет. Спрос рождает предложение. Классика. Но, как я уже сказал, это стимулирует надувание пузырей на финансовых фондовых рынках, а пузыри всегда лопаются.

По инф. rosbalt.ru

 
Впередсмотрящий

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске